You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

РПЖ: за гранью ПСА

Собачий нос – непревзойденный анализатор, определяющий рак простаты практически со 100 % точностью, сообщили в уходящем году Gianluigi Taverna et al. на ежегодном конгрессе AUA. Ни один прибор или маркер по чувствительности и специфичности не приблизился к собачьему носу, который распознавал РПЖ вне зависимости от значений индекса Глисона, клинической и патологической стадии, ПСА, % свПСА, PHI и других клинических параметров.

По мнению исследователей, «собачий скрининг» может стать экономически выгодным методом массового обследования, о чем УС рассказывает в рубрике «Новости».

Но пока это только исследования. С клинической точки зрения более значимы конкретные маркеры. Завершая год, УС рассказывает о PHI как наиболее точном на настоящий момент показателе, а также об уникальном скрининге по нему.

PHI: осмысление на практике

Александр Викторович Говоров

К.м.н., доцент кафедры урологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова

alexgovorov@newmail.ru

В начале 2015 года будут опубликованы пилотные данные российского проспективного исследования по оценке клинической значимости [-2] про ПСА и Индекса здоровья простаты (PHI). В исследование, проводимое на базе клиники урологии МГМСУ на базе ГКБ № 50 г. Москвы, включены пациенты старше 50 лет с уровнем общего ПСА 2.0–10 нг / мл (калибровка Hybritech), отрицательными данными пальцевого ректального исследования (ПРИ) и отсутствием РПЖ в анамнезе.

О дополнительных анализах и современных маркерах, клинической целесообразности и доступности расширенного анализа УС рассказал доцент кафедры урологии МГМСУ им. А.И. Евдокимова А. В. Говоров.

Простатспецифический антиген (ПСА) – не абсолютно специфичный белок рака предстательной железы, ни даже самой простаты. При детекции РПЖ как самостоятельный маркер ПСА, скорее всего, исчерпал свои диагностические возможности: у трети пациентов с уровнем общего ПСА 4–10 нг / мл выявляется РПЖ, а у каждого четвертогопятого имеет место ПСА – негативный РПЖ. «В 1991 году Catalona W. J. показал, что вероятность РПЖ у пациентов с уровнем оПСА в диапазоне 2–4 нг / мл составляет порядка 15 %, а в диапазоне 4–10 нг / мл – около 25 %, – рассказывает Александр Говоров. – С тех пор проводилось много подобных исследований, и вероятность обнаружения РПЖ в зоне низких значений общего ПСА колебалась, но оставалась неизменно высокой».

«Вероятность выявления клинически значимого РПЖ достаточно высока у больных с любым уровнем ПСА», – отметили в Thompson IM и соавторы в Prevalence of prostate cancer among men with a prostatespecific antigen level < or =4.0 ng per milliliter. (N. Engl J. Med., 2004).

«Скрининг по ПСА стал жертвой собственного успеха, – считает доктор S. Loeb (Department of Urology, New York University), обозначая свое мнение на конгрессах EAU и в научных публикациях. – Распространенность метастатических стадий заболевания и канцер-специфичной смертности снизились, но появилась проблема чрезмерного лечения. Похоже, что каждая статья об РПЖ заканчивается пожеланием иметь в клинической практике более надежный маркер».

ПСА – не самостоятельный маркер

Наиболее перспективный на настоящий момент путь – не поиск новых маркеров, а рациональное использование существующих, говорят мировые лидеры. Многие врачи считают целесообразным применение Индекса здоровья простаты (PHI, Prostate Health Index) – параметра, который учитывает уровень ПСА, свободного ПСА и [-2] проПСА. Каждый отдельный компонент индекса осмыслен, и появление PHI соответствует отмеченной стратегии.

Определение PHI одобрено FDA для пациентов с показателями оПСА 4–10 нг / мл. Но есть данные о едва ли не большей пользе PHI при оПСА 2–10 нг / мл. «Опасность заключается в том, что диапазон оПСА 2–4 нг / мл вызывает наименьшую настороженность, и принять решение о назначении дальнейших процедур обследования, наверное, наиболее сложно, – говорит Александр Говоров. – Поэтому неудивительно, что в разных странах проводились работы по оценке PHI и в более низком диапазоне. В 2011 году Catalona W. J. опубликовал результаты большого мультицентрового исследования, где показал, что PHI в диапазоне оПСА 2–10 нг / мл (калибровка Hybritech) значительно превосходит оПСА и % свПСА как маркер для специфического выявления РПЖ. Наши итальянские коллеги, М. Lazzeri et al. показали, что использование [-2] проПСА и PHI в диапазоне оПСА 2–10 нг / мл значительно лучше предсказывает исход биопсии по сравнению с оПСА и % свПСА».

Более высокая специфичность PHI – это вполне обоснованный и даже предсказанный с биологической точки зрения факт. «По сути, PHI – это усовершенствованная модель хорошо известного показателя – % свПСА, но обладает большей специфичностью при выявлении РПЖ, в том числе его агрессивных форм, – поясняет Александр Говоров. – Если % свПСА – это процентное отношение свободного ПСА к общему ПСА, то в PHI учтены соотношение свободного и общего ПСА, и доля [-2] проПСА в свободной фракции ПСА».

PHI = –2проПСА / свПСА × √оПСА

Почему в формулу введен показатель по [-2] проПСА? «Фракция [-2] проПСА концентрируется в периферической зоне предстательной железы, т. е. местах локализации рака, и практически не обнаруживается в переходной зоне с ДГПЖ, – поясняет Александр Говоров. – Известно, что при РПЖ доля свободного ПСА в общем ПСА снижается. При этом один из стабильных продуктов распада свободной фракции ПСА – это [-2] проПСА. Доля [-2] проПСА во фракции свободного ПСА при РПЖ, наоборот, увеличивается. На уровень общего ПСА этот процесс оказывает значительно меньшее воздействие».

Т. е. в формуле PHI учтена вся биологическая картина опухолевого процесса с разнонаправленной динамикой фракций ПСА. «Использование PHI позволяет сократить количество необязательных биопсий и отнести «спорных» пациентов в группу динамического наблюдения, – говорит Александр Говоров. – Данный вывод справедлив как в отношении первичных, так и вторичных биопсий в случае, если сначала был получен отрицательный результат».

Имеются данные о том, что PHI предсказывает появление биохимического рецидива после радикальной простатэктомии (Lughezzani Gt. et al., 2013). Стоит отметить, что большой интерес связан с возможностью использовать PHI для выявления агрессивных форм РПЖ при низкой концентрации оПСА или в «серой зоне». «Опубликовано достаточно данных, демонстрирующих значительное превосходство PHI по сравнению с оПСА и % свПСА в выявлении РПЖ с индексом Глисона > 7, – рассказывает Александр Говоров. – В 2013 году Sanda et al. показали, что в группе из 628 пациентов с оПСА 4–10 нг / мл у четверти мужчин уровень PHI был ниже 27, и из них только у 1 пациента после проведения биопсии отмечена сумма баллов ≥ 4 + 3 по шкале Глисона».

PHI используется в США, Европе, Австралии, России, Белоруссии, Казахстане. Результаты опубликованных исследований легли в основу включения PHI в Рекомендации Американской общенациональной онкологической сети NCCN (National Comprehensive Cancer Network; NCCN Clinical Practice Guidelines in Oncology, USA), которая рекомендует использовать его у мужчин с уровнем общего ПСА в диапазоне от 3 до 10 нг / мл и отрицательной первой биопсией для принятия решения о необходимости повторной биопсии, а также определять PHI через 6–12 мес в случае, если первичная биопсия не была выполнена. Индекс PHI может быть также использован при желании оценить вероятность наличия РПЖ до выполнения первичной биопсии. Согласно рекомендациям значения PHI выше 35 с высокой вероятностью указывают на наличие РПЖ.

PHI внесен в Российские клинические рекомендации (Урология. Российские клинические рекомен дации под ред. Ю. Г. Аляева, П. В. Глыбочко, Д. Ю. Пушкаря, 2015 г.), представленные на ежегодном Конгрессе Российского общества урологов (РОУ) в Саратове 10–12 сентября 2014 г.

Без конкуренции

В настоящее время описаны и активно обсуждаются несколько десятков маркеров, обнаруживаемых в самой предстательной железе, крови или моче больного. Самый распространенный и известный – процент свободного ПСА ( % свПСА), помогает дифференцировать новообразования.

Возможно определение ПСА3 в качестве одного из параметров для решения о повторной биопсии – эффективность данного маркера выше, чем % свободного ПСА, и концентрация не зависит от объема железы, возраста, наличия простатита или применения ингибиторов 5-альфа-редуктазы.

Интересен простатический специфический мембранный антиген (ПСМА, PSMA – prostate-specific membrane antigen) – в клетках РПЖ экспрессия этого гликопротеина в сотни и тысячи раз больше, чем в нормальных тканях. Исследователи отмечают прямую корреляцию уровня ПСМА с индексом Глисона.

Антиген стволовых клеток предстательной железы (АСКП, PSCA – prostate stem cells antigen) специфичен для стволовых клеток ПЖ – редких, но функционально незаменимых в метастазировании РПЖ. Gu Z. с соавторами показали, что высокая экспрессия АСКП характерна для 94 % первичных опухолей и 100 % костных метастазов; повышенный уровень АСКП коррелирует с развитием КРРПЖ (Oncogene, 2000).

Имеются данные о гиперэкспрессии в РПЖ рецепторов гастрин-рилизинг пептида и гонадотропин-рилизинг-гормона, а также о связи экспрессии данных рецепторов с кастрационной рефрактероностью опухоли.

В научном сообществе обсуждаются и другие маркеры и панели, конкурирующие с PHI. Например, человеческий калликреин-2 (hK2 – human kallikrein 2) по структуре на 80 % идентичный ПСА, повышает точность диагностики в подгруппе мужчин с ПСА 2,5–4 нг / мл. Гиперэкспрессия hK2 ассоциирована с агрессивностью заболевания (отдаленное метастазирование) и чаще определяется у больных низкодифференцированными опухолями. По данным ERSPC, совместное использование с ПСА приводило к увеличению AUC с 63 до 78 % (Benchikh A., BMC Cancer, 2010).

Изучается и не валидизированная и не откалиброванная в настоящее время панель 4 калликреинов, так называемый 4К индекс, концептуально схожий с PHI и учитывающий общий ПСА, свободный ПСА, интактный ПСА и hK2. Для решения вопроса о биопсии и при активном наблюдении возможно применение ПСА3 и МРТ.

«Речь должна идти не о конкуренции, а о кооперации и о совместном использовании максимально интересных, специфичных маркеров, выявляющих РПЖ и дифференцирующих агрессивные формы, – считает Александр Говоров. – В 2012 Ferro M. c соавт. показали, что PHI по сравнению с ПСА3 обладает более высокой чувствительностью и специфичностью при предсказании исхода биопсии, что выражается в более высоком значении AUC. Аналогичные данные были приведены в опубликованной в этом же году работе Sokoll L. J. с соавторами». А в 2014 году S. Loeb с соавт. в своей статье сделали заключение, что в отличие от ПСА3 и TMPRSS2: ERG, PHI коррелируют с индексом Глисона и его прогрессией во время активного наблюдения.

Перспективным направлением является использование многофакторного подхода – номограмм, калькуляторов риска. «Хорошо известны калькуляторы риска, разработанные на основе результатов, полученных в ходе Европейского рандомизированного исследования ERSPC под руководством Schroder F., – продолжает Александр Говоров. – Его коллега Roobol M. с соавт. показали, что при добавлении к базовой модели калькулятора результатов исследования PHI значительно возрастает чувствительность и специфичность данного метода, что выражено в увеличении AUC».

Российские результаты

«Мы обследовали более 250 пациентов, однако в протокол включены 128 человек, у 48 из которых по результатам 12-точечной биопсии диагностирован РПЖ, – рассказывает Александр Говоров. – На сегодняшний день мы получили предварительные данные, для полноценной статистической обработки этого недостаточно, однако тренды, обозначенные в предварительном анализе, полностью коррелируют с данными европейских и американских исследований. Медианы групп пациентов с РПЖ и без РПЖ достоверно отличаются, показатель PHI увеличивается по мере возрастания степени злокачественности опухоли, т. е. увеличения индекса Глисона. При этом не выявлена зависимость между возрастанием уровня оПСА, % свПСА и увеличением индекса Глисона».

В течение жизни РПЖ выявляется у 15–20 % мужчин, однако риск наступления смерти от РПЖ составляет только около 3 %. И хотя большинство мужчин умирает с раком простаты, но не от него, проведение дополнительных исследований выглядит клинически обоснованным.

Пока экономическую целесообразность оценить достаточно трудно, уже есть пример включения PHI в систему скрининга, покрываемого из средств бюджета.

PHI не оценен по достоинству

Татьяна Алексеевна Осипова

К.б.н., зам. генерального директора по медикобиологическим вопросам ООО «Научный Центр
«ЭФиС»

osipova@efis.ru

Александр Александрович Кошмелев

К.м.н., заведующий курсом урологии Читинской
государственной медицинской академии, врач-уролог

koshmelev44@mail.ru

Найдено множество молекул, изменения концентрации или структуры которых связано с появлением злокачественной патологии предстательной железы. Но только индекс здоровья простаты (PHI) с наибольшей точностью позволяет выделить мужчин с высоким риском РПЖ, о чем свидетельствуют и собственные данные. Почему не так просто внедрить PHI в практику, УС рассказали российские специалисты, одними из первых начавшие исследование по PHI.

Индекс здоровья простаты PHI (Prostate Health Index) – расчетный показатель, получаемый при объединении ПСА, свободного ПСА и [-2] проПСА в единую формулу. Достоверно показано, что PHI позволяет сократить количество необоснованных биопсий предстательной железы и помогает выявить агрессивные формы РПЖ.

Клиническая ценность ПСА известна – это один из основных компонентов, необходимых для выявления РПЖ. Процент свободного ПСА позволяет дифференцировать новообразования простаты – чем выше % свПСА, тем меньше вероятность злокачественного новообразования. Изоформа [-2] проПСА секретируется в зоне наиболее частого расположения опухолей, концентрация этого маркера повышается при онкологической патологии.

PHI в России

Определение PHI одобрено FDA для пациентов с показателями оПСА 4–10 нг / мл и доступно на всей территории России. Однако эксперты считают целесообразным определение PHI и при оПСА 2–4 нг / мл.

«Нет значений общего ПСА, при которых мы можем исключить РПЖ, а концентрация 2–4 нг / мл – это «ахиллесова пята», – говорит Кошмелев Александр Александрович. – На сегодняшний день PHI – это «грин-карта», которой мы можем руководствоваться, принимая решение о дальнейшем обследовании и наблюдении пациента».

«Бывают такие ситуации, когда соотношение свободного и общего ПСА неблагоприятное – меньше 15 %, а PHI показывает довольно низкую вероятность злокачественности», – соглашается Татьяна Осипова, обращаясь к собственному опыту.

Определение PHI доступно в России с 2012 года, т. е. как только появились соответствующие реагенты к анализатору Access 2. «Это была не новатор ская идея, а повседневная клиническая надобность, – говорит Кошмелев Александр Александрович. – Как только появилась информация о PHI и [-2] проПСА, родился и здоровый интерес, так как достаточно велика когорта пациентов, которым выполнена так называемая «необязательная» биопсия».

Несмотря на ободряющие данные клинических исследований и опыта применения PHI, внедрить его в практику оказалось не совсем просто. «За два года отмечено некое увеличение, но динамики, сравнимой с ведением исследования по общему ПСА или даже % свПСА, нет, – рассказывает Татьяна Осипова. – Ежемесячно не более 3 % пациентов определяют PHI. Объясняется это не ненадобностью или только большей ценой, но и малой информированностью врачей о значимости PHI».

Введение нового теста – всегда непростой процесс, единогласны эксперты. В свое время лаборатория НЦ «ЭФиС» одна из первых в стране начала выполнять исследование свободного ПСА и рассчитывать % свПСА, принимала участие в научных исследованиях и составлении методических рекомендаций. «Сейчас с PHI мы находимся в начале пути, как 15 лет назад с % свПСА», – говорит Татьяна Осипова.

Вероятно, необходимы дополнительные инициативы – работа с врачами во время семинаров, лекций, курсов повышения квалификации – единогласны эксперты. Среди клиницистов большой интерес появляется при публикации данных отечественного опыта, считают участники обсуждения.

«Наше исследование проводится с 2012 года, и сейчас мы обрабатываем данные, – рассказывает Кошмелев Александр Александрович. – За весь период исследование по PHI прошли более 1200 пациентов. К середине 2015 года у нас будут первые утвержденные результаты, и мы постараемся поделиться ими с коллегами».

Усилия потребуются, чтобы «раскачать» и самих пациентов, большинство которых не склонно проводить дополнительные исследования, не убедившись в их обоснованности. Для них, вероятно, понадобится распространение информации в лабораториях и поликлиниках. «На самом деле, как объяснит врач, так пациент и будет обследоваться, поэтому основной акцент стоит делать все-таки на образовании урологов, которые сами должны осознавать преимущество дополнительных данных, – говорит Александр Кошмелев. – Анализ действительно дорогой и не покрывается ОМС, однако в нашей клинике мы нашли возможность предоставлять данную услугу по сниженной стоимости».

Как отметили в компании Beckman Coulter, несмотря на непростые экономические условия, ведется работа по возможности снижения цены на данное исследование.

Опыт и сложности

Результаты Читинской медицинской академии пока обрабатываются, однако некоторые предварительные данные доступны. «Мы пока не можем количественно говорить о снижении ненужных биопсий, однако тренд очевиден – это действительно так, – рассказывает Кошмелев Александр Александрович. – Более того, мы наблюдаем прямую корреляцию PHI и индекса Глисона; определение PHI нам видится целесообразным не только с клинической, но и с экономической точки зрения».

Обработать данные, получаемые в коммерческой лаборатории, практически невозможно. «Трудность в том, что мы не знаем о дальнейшем движении пациента, назначенных исследованиях и результатах той же биопсии, – сетует Татьяна Осипова. – У нас есть отдельные контракты и проекты, развиваемые совместно с крупными клиниками, но в целом не хватает взаимодействия и информированности специалистов, что позволило бы проводить более глубокий анализ и развивать совместные научные проекты».

Ранее в УС эксперты обсуждали сложности диагностики и скрининга по ПСА, связанные с отсутствием единых стандартов. «Для определения ПСА существует много наборов, – рассказывает Татьяна Осипова. – Только в нашей лаборатории стоит пять закрытых полностью автоматизированных систем, на которых возможно определение общего ПСА. Соответственно, если это все не стандартизировано, можно представить, какой хаос в анализах может быть».

В отношении PHI таких проблем нет и никогда не было, говорят эксперты. «Определение PHI возможно только на одном приборе – анализаторе Access-2 с использованием оригинальных реагентов, – объясняет Татьяна Осипова. – Система закрытая и полностью автоматизированная, что исключает влияние человеческого фактора».

Совершенство без предела

Как отмечено ранее, многие работы посвящены возможностям диагностики РПЖ, основная цель которых – увеличить точность и снизить инвазивность. «Молекулярно-генетический тест ПСА3 может служить критерием для проведения биопсии у пациентов с повышенным уровнем ПСА, – рассказывает Татьяна Осипова. – Имеются интересные данные о простатическом специфическом мембранном антигене (ПСМА, PSMA), антигене стволовых клеток предстательной железы (АСКП, PSCA) и других потенциальных маркерах».

В зарубежной литературе есть сравнительные данные по применению PHI и панели 4 калликреинов (4К индекс), концептуально схожей с PHI и учитывающей общий ПСА, свободный ПСА, интактный ПСА и hK2. «Но клинически значимым остается PHI, и в ближайшие 2–3 года ожидать появления более точных схем минимально инвазивной детекции РПЖ вряд ли возможно», – считает Александр Кошмелев.

В контексте точности диагностики регулярно публикуются интересные данные об андрогенном статусе и РПЖ. «Считается, что андрогены могут стимулировать рост РПЖ, – продолжает Татьяна Осипова. – Но с другой стороны, сниженный уровень андрогенов – фактор риска РПЖ и его высокой агрессивности». Так, на ежегодной встрече AUA в 2014 году сообщалось, что низкий уровень общего тестостерона, определяемый дооперационно, связан с более высокой вероятностью наличия аденокарциномы 4-й градации по Глисону, выходом опухоли за пределы простаты и получением позитивных краев (Neuzillet Y. et al., PD14-04). «Определение уровня тестостерона дооперационно, проведенное дополнительно к стандартному комплексу диагностических манипуляций, позволит улучшить эффективность лечения локализованного РПЖ», – пишут авторы исследования. Тогда же были представлены данные, согласно которым исследование гормонального профиля увеличивает точность диагностики с помощью PHI (F. Frieddersdorff, MP63-05).

«Исследование андрогенного статуса совместно с PHI запланировано для включения в протокол нашего исследования, – рассказывает Александр Кошмелев. – После решения организационных вопросов мы будем исследовать и андрогенный статус».

Завершая обсуждение, эксперты обращают внимание на низкую осведомленность российских специалистов о преимуществах PHI при детекции РПЖ. «Этот тест в нашей стране не оценен по достоинству, – говорит Александр Кошмелев. – Пока у врача нет понимания, что дает новый показатель, он его игнорирует». Татьяна Осипова считает, что появление у российских урологов интереса к PHI затянулось. «Развитие должно быть более динамичным», – говорит она, приводя в пример Казахстан, где PHI введен в систему скрининга РПЖ.

Вложение в здоровье нации

Алма Жалеловна Жылкайдарова

К.м.н., руководитель специализированного
консультативнодиагностического отдела, Казахский НИИ онкологии и радиологии, Алматы

alma_zh@inbox.ru

Нуржан Серикович Нургалиев

Руководитель центра онкоурологии, Казахский НИИ онкологии и радиологии, Алматы

nurgaliyev.ns@gmailcom

Скрининг с использованием PHI – самый дорогой, но мы считаем, что на здоровье надо потратиться. Так организаторы скрининговых программ в Казахстане резюмировали двухлетний опыт расширенного обследования мужчин. О результатах и развитии уникального проекта УС рассказали его непосредственные участники.

PHI – более специфичен в отношении РПЖ: он коррелирует с индексом Глисона (Sandra et al., 2013); более точен в сравнении не только с оПСА, но и % свПСА, ПСА3 и TMPRSS2: ERG (Scattoni et al., 2013; Ferro et al., 2013; Stephan et al., 2013). PHI позволяет дифференцировать РПЖ от ДГПЖ и простатита (Gadda G. M. et al., EAU poster, 2012).

Учитывая это, ученые предполагают и большую экономическую эффективность скрининга по PHI. Так, по данным математической модели Heijnsdijk EAM (EAU, 2012), при введении PHI затраты на скрининг увеличатся на треть, но произойдет снижение количества негативных биопсий и трат на диагностику на 29 и 21 % соответственно, эффективность затрат увеличится на 12 %. «Затея дорогая, но, похоже, не напрасная», – говорят лидеры EAU и AUA.

Чтобы соотнести расчетные и практические данные, потребуется некоторое время. Однако уже сейчас некоторые специалисты перешли от слов к делу – ввели исследование PHI в государственную программу скрининга РПЖ.

Казахстанский пилот

В Восточном Казахстане в 2012 году стартовал пилотный проект – скрининг с применением PHI. «В этой области наиболее высокая заболеваемость и смертность от РПЖ, – рассказывает Жылкайдарова Алма Жалеловна, к. м. н., куратор скрининговых программ в Казахстане. – В 2011 г. 57,2 % больных РПЖ выявлено на III–IV стадиях. Восточно-Казахстанская область занимала первое место в Казахстане по смертности от РПЖ – 4,0 % в среднем за период 2006–2012 гг.».

Алма Жылкайдарова обращает внимание, что проведение скрининга стало возможным благодаря наличию в регионе достойной клинической базы – урологической клиники и онкодиспансера. Но так как не было четких рекомендаций, то для разработки программы пришлось обратиться к F. Shroder и M. Roobol – координаторам ERSPC (Европейского рандомизированного скринингового исследования рака простаты).

Всего за год заболеваемость возросла с 8,8 % (123 больных) до 12,4 % (170 больных), возрастной пик выявления снизился на десятилетие – с 70–74 лет (2011 г.) до 60–64 (2012 г.), сообщили исследователи на Съезде онкологов и радиологов СНГ, прошедшем в 2014 году в Казани.

«Есть определенный прогресс, но пока мы не можем однозначно подтвердить влияние PHI на результаты скрининга. Прошло слишком мало времени, и мы не можем в цифрах выразить экономическую целесообразность или снижение количества необоснованных биопсий, как это показано в математических моделях», – говорит Алма Жылкайдарова.

Тем не менее, запланировано расширение исследования. «Мы намерены определять PHI у пациентов с подтвержденным РПЖ, а также полностью отслеживать тех, кому было проведено исследование PHI по скрининговой программе», – продолжает Алма Жылкайдарова.

«Запланировано так же исследование, которое позволит соотнести данные оПСА, PHI и биопсии – определить, есть ли корреляция или нет», – добавляет Нуржан Серикович Нургалиев.

Лаборатории и самолеты

Основная сложность – это организация логистики: часто на преодоление расстояния между клиникой и лабораторией требуется час-полтора полета на самолете. «Понятно, что не всегда возможно доставить биологический материал в лабораторию в день забора, – говорит Алма Жылкайдарова. – Поэтому требуется заморозка».

Так как пациентов немного, то ожидание необходимо и для того, чтобы собралось достаточное количество образцов – чтобы аппарат работал не с одной пробиркой. «Заморозка сыворотки крови производится либо ц ентрализованно в лаборатории, в случае, если материал доставлен в течение суток, либо на местах – при заборе крови», – объясняет Нуржан Серикович Нургалиев.

Скрининговая программа уже покрывает большую часть населения. «В Казахстане 18 административных единиц – 16 областей и два города республиканского значения Астана и Алматы, – поясняет Алма Жылкайдарова. – В 2013 году обследование по скрининговой программе прошло 78 008 мужчин из шести регионов, у 1,4 % из них (1090 пациентов с повышенным ПСА) определен уровень PHI. На этот год данные такие – в одиннадцати регионах проводится скрининг и работает 12 лабораторий, в следующем году планируется расширение».

Какие пациенты проходят расширенное исследование? «Мы выбрали целевую группу от 50 до 66 лет, интервал исследовании по ПСА 4 года, – объясняет УС Нуржан Серикович. – В определенный день мы приглашаем пациентов целевой группы (согласно регистра прикрепленного населения) для забора крови на ПСА.

При повышенном уровне ПСА (3,1–8 нг / мл по калибровке ВОЗ или от 4 до 10 нг / мл по калибровке Hybritech) с использованием того же биологического материала определяется PHI».

Кто платит за такие исследования? «Все оплачивается из республиканского бюджета, и это целевые трансферты, т. е. деньги выделены специально, – поясняет Алма Жылкайдарова. – Так как у нас функционирует регистр прикрепленного населения, то мы заранее знаем, кому мы будем проводить исследование, а значит и рассчитываем необходимые траты».

По словам экспертов, это самый дорогой скрининг в Казахстане. «Помимо трат на сам анализ, требуются расходы на приобретение морозильного оборудования и транспортировку, – рассказывает Алма Жылкайдарова. Кроме того, при отсутствии иммуно-химических анализаторов в некоторых регионах был осуществлен их закуп и поставка, п риобретены пистолеты для пункционных биопсий – все за счет республиканского бюджета».

Надежды

Для скрининга потребовалось провести огромную информационную работу – напечатать буклеты, запустить в общественных местах видеоролики, организовать работу врача и пациента; организовать централизованные выезды на предприятия, где работают преимущественно мужчины. «В некоторых местах мы встречаемся с сопротивлением и противостоянием как врачей, так и общей лечебной сети, – говорит Нуржан Серикович. – Где-то отмечаем нехватку кадров или наличие очереди на проведение анализа».

Тем не менее, общественное мнение поменялось, и в целом население отнеслось положительно к программе. Если изначально проект был встречен с неким скепсисом, то теперь появляется все больше желающих поддержать программу и принять в ней участие. «У нас именно по раку простаты была самая низкая пятилетняя выживаемость, поэтому проведение подобного скрининга более чем актуально, – завершают участники обсуждения. – Мы хотим изменить ситуацию и считаем, что на здоровье надо потратиться, тем более что государство нас поддерживает».

В наступающем году УС расскажет о новых данных скрининга по PHI и инициативах, способствующих развитию данного проекта.

0
Ваша оценка: Нет