You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Дискуссия на тему последовательной таргетной терапии (Санкт-Петербург, 7 декабря 2012 г.)

В режиме оживленной дискуссии прошло одно из заседаний конференции РООУ в Северо-Западном федеральном округе, состоявшееся при поддержке компании Новартис Фарма и посвященное стратегии последовательной таргетной терапии метастатического почечно-клеточного рака (мПКР) и выбору препарата для 2-й линии. Председателем заседания был президент РООУ проф. В.Б. Матвеев. О преимуществе последовательности ингибитор тирозинкиназ (НТК) —> НТК говорил проф. И.Г. Русаков. Другую точку зрения отстаивал проф. Эмилиано Кальво, убежденный в преимуществе последовательности НТК —> mTOR. Проф. Э. Кальво является одним из ведущих экспертов в области исследования новых лекарственных препаратов в Испании и возглавляет группу клинических исследований START в Мадриде.

В режиме оживленной дискуссии прошло одно из заседаний конференции РООУ в Северо-Западном федеральном округе, состоявшееся при поддержке компании Новартис Фарма и посвященное стратегии последовательной таргетной терапии метастатического почечно-клеточного рака (мПКР) и выбору препарата для 2-й линии. Председателем заседания был президент РООУ проф. В.Б. Матвеев. О преимуществе последовательности ингибитор тирозинкиназ (НТК) —> НТК говорил проф. И.Г. Русаков. Другую точку зрения отстаивал проф. Эмилиано Кальво, убежденный в преимуществе последовательности НТК —> mTOR. Проф. Э. Кальво является одним из ведущих экспертов в области исследования новых лекарственных препаратов в Испании и возглавляет группу клинических исследований START в Мадриде.

На протяжении заседания мнение аудитории оценивалось по данным интерактивного голосования. Так, было показано, что большинство урологов руководствуется существующими клиническими рекомендаци­ями при выборе таргетного лечения мПКР. Однако, как справедливо было замечено проф. И.Г. Русаковым, оптимальная последовательность таргетной терапии пока не определена. Имеющиеся практические рекомендации отражают дизайн завершенных клинических исследований, а не индивидуальные свойства таргетных агентов. Остается неизвестной истинная эффективность препаратов в подгруппах пациентов. Предметом исследо­ваний являются также возможности комбини­рованной терапии и определение стандартов лечения несветлоклеточных опухолей почки.

Эффективность последовательного применения препаратов, действующих на VEGF, была продемонстрирована на основании результатов нескольких проспективных исследований преимущественно II фазы. Диапазон медианы выживаемости варьировал от 3,4 до 7,4 мес. Проф. И.Г. Русаков представил данные рандомизированного исследования III фазы AXIS, сравнивающего акситиниб и сорафениб во 2-й линии терапии, в котором он являлся соисследователем. Терапия акситинибом сопровождалась увеличением выживаемости без прогрессирования (ВБП) по сравнению с сорафенибом и составила 4,8 против 3,4 мес в группе сунитинибрефрактерных пациентов соответственно (по результатам окончательной оценки независимого экспертного комитета!). У пациентов, ранее получавших сунитиниб в течение 9 мес и более, отмечена тенденция к увеличению ВБП при терапии как аксити­нибом, так и сорафенибом. Было отмечено, что длительный ответ на терапию первой линии может быть предиктором эффективности 2-й линии лечения.

Проф. Э. Кальво так прокомментировал представленные результаты: только 54 % пациентов получали сунитиниб в первой линии, оставшаяся группа характеризовалась преимущественно цитокинрефрактерными опухолями, что, в свою очередь, оказывает влияние на средние показатели выживаемости.

Проф. И.Г. Русаков парировал, что в рамках первой линии терапии ВБП на фоне препаратов, действующих на VEGF, составляет 6-11 мес. При 2-й линии терапии значения ВБП обычно ниже. Отвечая на вопрос о наиболее значимых и наиболее трудно поддающихся терапии побочных эффектах НТК, проф. И.Г. Русаков особо отметил слабость, которая часто маскируется под симптомами прогрессирования заболевания. Что касается остальных нежелательных явлений (НЯ), ассоциированных с приемом НТК, то накопленный опыт ведения пациентов позволяет вовремя выявлять эти НЯ и проводить их коррекцию.

Проф. Э. Кальво, говоря о преимуществах использования ингибиторов mTOR во 2-й линии после первоначальной терапии НТК VEGFR, представил результаты рандомизированного плацебо-контролируемого исследования III фазы RECORD-1 эверолимуса, как основного протокола, демонстрирующего эффективность перехода на ингибитор mTOR во 2-й линии терапии. Эверолимус значимо увеличивал медиану ВБП по сравнению с плацебо (4,9 мес против 1,9 мес;р < 0,001). Доказательством преимущества использования эверолимуса именно во 2-й линии терапии является более высокий показатель ВБП после первого НТК, чем после двух предшествующих НТК (5,4 мес против 4,0 мес соответственно).

Комментируя распределение пациентов в исследовании RECORD-1, проф. ИГ Русаков отметил, что только 21 % испытуемых получали эверолимус во 2-й линии терапии, в то время как в исследовании AXIS 100 % пациентов получали исследуемый препарат во 2-й линии после различных анти-VEGF агентов.

Проф. Э. Кальво заверил, что у 56 пациентов, получавших сунитиниб в качестве единствен­ной предшествующей противоопухолевой терапии (т. е. эверолимус в качестве 2-й линии терапии) в исследовании RECORD-1, медиана ВБП составила 4,6 мес в группе эверолимуса (я = 43) и 1,8 мес в группе плацебо (я = 13). Это соответствует 78 % снижению риска прогрессирования заболева­ния при терапии эверолимусом ф < 0,001).

При отсутствии прямого сравнения значения ВБП при применении эверолимуса и акситиниба, по-видимому, схожи, однако в исследо­вании RECORD-1 большее число пациентов получали несколько линий предшествующей терапии по сравнению с исследованием AXIS. Перекрывающийся механизм действия различных НТК и ускользание опухоли из-под антиангиогенной блокады при активации альтернативных проангиогенных сигнальных путей (например, FGF/FGFR) может быть причиной развития перекрестной резистентности между анти-VEGF агентами. Возможно, у пациентов с прогрессированием или выраженной токсичностью на фоне терапии НТК в первой линии будет оправдан переход на ингибитор mTOR эверолимус. Смена механизма действия может обеспечить восстановление чувствительности к ИТК в 3-й линии терапии.

Выслушав каждую точку зрения, большинство специалистов избрали более убедительной позицию проф. Э. Кальво и проголосовали за преимущество последовательности ИТК —> mTOR. Несмотря на некоторое увеличение числа сторонников использования ингибиторов рапамицина во 2-й линии терапии к концу дискуссии данные итогового голосования были в целом сопоставимы с результатами исходного опроса аудитории, в котором большинство предпочитало использовать в качестве 2-й линии ингибиторы mTOR. А наиболее значимой проблемой и подчас решающим фактором в России при необходимости назначения 2-й и последующих линий таргетной терапии являются не характер ответа и переносимость первой линии лечения, а его стоимость.

Материал подготовила
Анна Маркова


Статья опубликована при финансовой поддержке ООО «Новартис Фарма» (Россия) в соответствии с внутренними политиками общества и действующим законодательством Российской Федерации. ООО «Новартис Фарма», его работники либо представители не принимали участия в написании настоящей
статьи, не несут ответственности за содержание статьи, а также не несут ответственности за любые возможные относящиеся к данной статье договоренности либо финансовые соглашения с любыми третьими лицами. Мнение ООО «Новартис Фарма» может отличаться от мнения автора статьи и редакции.

0
Ваша оценка: Нет