You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Есть ли у нас будущее?

Наталья Николаевна Кузнецова

К.м.н., врач-уролог, зам. директора по лечебным вопросам МЦ «Эргин», Кемерово

erginmc@gmail.com

 

Владимир Яковлевич Фарбирович

Заслуженный врач РФ, к.м.н., доцент кафедры факультетской хирургии и урологии КемГМА

mailto:erginmc@gmail.com

В России за последние десятилетия в состоя нии здоровья детей и подростков сформиро вались устойчивые негативные тенденции, выражающиеся в том, что возросла распро страненность факторов риска, ухудшающих как их здоровье, так и развитие. При сравнении интенсивности ухудшения качественных показателей здоровья в различных возрастных категориях выявлено, что у детей и подростков эти критерии в 3,5 раза выше, чем у взрослых.

Социальная значимость здоровья подростков обусловлена тем, что они представляют собой ближайший репродуктивный, интеллектуаль ный, экономический, социальный и культур ный резерв общества.

Репродуктивным потенциалом считается уровень физического и психического состояния детей и подростков, который при достижении социальной зрелости определит качество здоровья рожденного поколения.

Репродуктивная функция свойственна взрослому человеку, но корни ее формирова ния, как и возникновения нарушений репродуктивного здоровья, закладываются в детском и подростковом возрасте. Исследо вания Института возрастной физиологии РАО показали, что задержка полового созревания мальчиков и девочек 10–11 лет за последние 30 лет увеличилась в 2 раза.

Несмотря на существующую в России регрессивную демографическую модель, достоверные статистические данные для составления репродуктивного прогноза в нашей стране на сегодня отсутствуют.

Департамент развития медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздравсоцразвития в 2011 г. издал приказ о проведении диспансеризации подростков с оценкой их репродуктивного здоровья.

Во-первых, эта мера планировалась как одно из направлений для улучшения демографи ческой ситуации в стране. Во-вторых, выявленные на ранних стадиях нарушения репродуктивной функции должны были явиться поводом для своевременного оказания детям необходимой медицинской помощи.

К сожалению, как и большинство инициатив, направленных на решение вопросов демографической политики, эта не имела под собой реальных расчетов, кадрового и организационно-финансового обеспечения.

Первое, с чем мы и столкнулись, приступая к диспансеризации 14-летних юношей в городе Кемерово, это кадровый дефицит, а точнее – полное отсутствие кадров амбулаторных детских урологов. Во всех детских поликлиниках города урологический прием либо не проводится, либо его ведут детские хирурги. В срочном порядке в Кемеровской государственной медицинской академии были организованы курсы повыше ния квалификации по детской андрологии, в результате которых была подготовлена группа врачей для диспансеризации подрост ков. Первичная статистическая обработка данных о состоянии репродуктивного здоровья подростков выявила значимые нарушения, которые могут представлять как опосредованную, так и непосредственную угрозу репродуктивному потенциалу мужчин. Но эти данные «повисли в воздухе», потому что если врачебные кадры для осмотра школьников были найдены, то обеспечить запланированное оказание медицинской помощи тем детям, у которых выявлены те или иные заболевания, оказалось невозможным из-за отсутствия необходимой материально технической базы.

Публикуя сегодня результаты, полученные нами при диспансеризации 14-летних подростков, мы бы хотели обратить внимание на диапазон проблем, касающихся репродук- тивного потенциала молодежи, чтобы оценить возможный масштаб демографических тенденций ближайшего будущего.

В 2011–2012 гг. мы проанализировали состояние органов репродуктивной системы 750 школьни ков 1997 года рождения и выявили, что только 150 (20 %) из них не нуждаются в обследовании, лечении и получении информации от врача-уро лога. У 600 исследуемых были обнаружены следующие заболевания: у 142 (19 %) подростков было обнаружено варикоцеле II степени слева, у 75 (10 %) – варикоцеле I степени, у 90 (12,9 %) – фимоз, у 86 (11,5 %) – гипоплазия яичек, у 80 (10,7 %) – кисты придатков яичек, у 77 (10,4 %) – короткая уздечка полового члена, у 26 (3,5 %) – гидроцеле, у 11,3 (1,3 %) – головчатая гипоспа дия. Все перечисленные заболевания могут представлять угрозу репродуктивному потенциа лу молодых людей и требуют динамического мониторинга, но, как уже отмечалось, проводить этот мониторинг некому.

Обратило на себя внимание то, что у 201 (26,9 %) подростка был зафиксирован баланопостит, таким образом, каждый 4-й обследованный нуждался как минимум в информации о гигиенических навыках. Это те пациенты, о которых проф. И.Д. Тарусин писал, что, к счастью, львиная доля проблем репродуктивного здоровья подростков будет связана с тем, что дети не обучены правилам элементарной личной гигиены, и значительная их часть при своевременном устранении не оставит никакого следа. Но даже если мы исключим этих исследуемых из «отрицательной статистики», то все равно более 50 % прошед ших диспансеризацию подростков нуждаются в урологической помощи.

Кроме заболеваний органов репродуктивной системы, мы отмечали рост и вес исследуемых, потому что как избыточный вес, так и его дефицит опосредованно влияют на репродук тивную функцию в будущем, так как являются манифестирующими признаками дисгормо нальных нарушений. Избыточный вес отмечал ся у 138 (17,6 %) наших исследуемых, а дефицит веса – у 145 (19,5 %). Все эти пациенты нуждаются в изучении гормонального профиля в динамике, но исследование половых гормонов не предусмотрено диспансерной программой, поэтому подросткам с диспропор цией веса были даны направления для дополнительного обследования, к сожалению, этими направлениями воспользовались только 5 (1,7 %) из них. Мы согласны с нашими коллегами из Санкт-Петербурга, проводившими аналогичное исследование и столкнувшимися с такими же проблемами и сделавшими вывод о том, что виной всему – родители, «не желающие вести своих чад к врачам».

Анализируя возраст родителей исследуемых подростков и сопоставляя его с распростра ненностью заболеваний органов репродук тивной системы у детей, мы обнаружили еще одну тенденцию, представляющую, на наш взгляд, определенный интерес.

В 1994 г. 71 % матерей были младше 35 лет, в дальнейшем группа I, а 29 % – соответствен но старше, их обозначим группа II. Распро страненность заболеваний органов репродук тивной системы у сыновей женщин I группы равнялась 26 %, а у сыновей II группы – 74 %. Таким образом, получается, что чем старше была мама, тем хуже был репродуктивный потенциал ее сына.

Сопоставляя возраст отцов к моменту рождения мальчиков и репродуктивный прогноз, мы получили диаметрально противо положные данные: 77 % отцов к моменту рождения детей были младше 35 лет (I группа), а 23 % – старше 35 лет (II группа), распростра ненность заболеваний органов репродуктив ной системы у их сыновей оказалась прямо пропорциональной возрасту отцов. В I группе у 78 % подростков были выявлены заболева ния, представляющие угрозу репродуктивному потенциалу, а во II – только у 22 %.

Таким образом, у сегодняшнего поколения 50-летних мужчин 14 лет назад рождались сыновья с более позитивным репродуктивным прогнозом, чем у 30–40-летних, что подчерки вает общую тенденцию ухудшения качества мужского здоровья, вероятно, связанную с ухудшением экологической ситуации, изменением пищевого рациона более молодого поколения, обусловленного модификацией технологического процесса приготовления пищевых продуктов, с исполь зованием красителей, консервантов, генно- модифицированных ингредиентов, снижением возраста алкогольного дебюта и увеличением количества употребления алкогольных напитков, наркотических средств.

Все приведенные цифры заставляют заду маться над вопросом: есть ли у нас будущее?

Но анализ среза здоровья 14-летних подрост ков – это только вершина айсберга, потому что через год в 15-летнем возрасте у 24 % девочек и 44 % мальчиков наступает сексуальный дебют, а это влечет за собой лавинообразно нарастаю щую волну заболеваний, критически снижаю щих и без того невысокий репродуктивный потенциал нации.

Мужское репродуктивное здоровье, без сомнения, не только медицинская проблема, и рассматривать ее без решения социальных и информационно-просветительских аспектов бесперспективно.

Нам представляется, что проводимая диспансеризация подростков с акцентом на их репродуктивный потенциал, задуманная как одна из ветвей демографической программы, превращается в формальное мероприятие, потому что не имеет ни методического, ни кадрового, ни реального финансового обеспечения.

Первой и основной задачей такой диспансеризации должна быть оценка масштабов проблемы, а затем, как логическое продолжение, разработка концептуальной модели охраны репродук тивного здоровья мужчин, с момента рождения и на протяжении всего фертильного возраста. И в завершение должен быть создан динамический алгоритм развития службы охраны мужского репро дуктивного потенциала, включающей научные и медицинские учреждения, государственные и общественные организа ции, средства массовой коммуникации.

Кроме того, воспользовавшись предоставлен ной возможностью, хотим обратиться к коллегам с предложением об объединении полученных данных в ходе диспансеризации подростков в разных регионах страны. Только после получения статистически достоверной информации можно планировать кадровые, организационные и финансовые вопросы организации помощи, направленной на сохранение и поддержание мужской составляющей репродуктивного потенциала населения.

0
Ваша оценка: Нет