You may login with either your assigned username or your e-mail address.
The password field is case sensitive.
Регистрация

Профессиональное саморегулирование в урологии

Олег Иванович Аполихин Олег Иванович Аполихин
Д.м.н., проф., директор ФГУ «НИИ урологии» Минздравсоцразвития России
oleg_apolikhin@mail.ru

Уважаемые коллеги, 7 сентября 2011 года в Кисловодске состоялся Пленум Российского общества урологов (РОУ). На заседании Президиума Общества Николай Алексеевич Лопаткин обратился ко мне с вопросом по поводу статьи «Профессиональные общественные организации в жизни урологов — нужны ли перемены?», опубликованной в газете «Урология сегодня». Почему появилась такая статья? Видимо, такой вопрос был задан потому, что ее автор Виктория Шадеркина с 2011 года является сотрудником НИИ урологии. На тот момент я не был готов к обсуждению, так как не читал эту публикацию, но ответил, что обязательно ознакомлюсь с ней и выскажу свое мнение.

Внимательно прочитав материал, я постарался разобраться во всех деталях и «ньюансах». Поэтому, со страниц газеты, где была напечатана эта статья, хотелось бы ответить на этот вопрос не только Президиуму, но и урологической общественности.

Итак, с чего начать.

Во-первых, автор публикации Виктория Шадеркина с 2009 года является шеф-редактором газеты «Урология сегодня». Очевидно, что этот автор давно пишет статьи на урологические темы, которые хорошо известны читателям газеты.

Во-вторых, также очевидно, что автор не в достаточной степени знаком с особенностями системы управления РОУ.

И, наконец, в-третьих, — это молодой доктор из провинции.

Поэтому критика, высказанная в наш адрес, руководства РОУ, на мой взгляд, излишне эмоциональна и где-то, возможно, резка, но при этом автор откровенно пишет о том, что ей удалось увидеть с той ступени иерархической лестницы, на которой она находится. И это важно, прежде всего, потому, что такое мнение присуще большинству урологов из регионов России, несмотря на его наивность. Следовательно, не поддаваясь соблазну внешней «разгромной» критики автора, статью стоит проанализировать и попытаться максимально объективно разобраться в сложившейся ситуации.

Итак, несмотря на некоторые неточности, статья очень верно показывает все характерные проблемы профессиональных обществ России.

Уважаемые коллеги, государство везде в мире оставляет за собой главенствующую роль в вопросах организации здравоохранения, но, действительно, в большинстве стран оно привлекает профессиональные общественные организации (ПОО) к участию в вопросах регулирования здравоохранения. Например, в Канаде, Японии, Австрии эффективное управление здравоохранением обусловлено централизованным распределением средств. В США участие в регулировании системы во многом отдано профессиональным медицинским сообществам, что, наоборот, часто приводит к навязыванию ненужных услуг

Если взглянуть на публикацию с позиции «для чего и ради чего созданы профессиональные сообщества», то вполне закономерно появление такого мнения обычного уролога «из

народа», которое в основной массе и составляет мнение армии специалистов, занимающихся проблемами урологии в России.

С момента своего создания урологическое общество в нашей стране сыграло огромную роль в научном, клиническом и в общеорганизационном плане. Во многом это, безусловно, персональная заслуга академика Н.А. Лопаткина, а также таких ведущих урологов России, как А.Я. Пытель, ЮА. Пытель, А.Ф. Даренков, В.Г. Горюнов, ВЯ. Симонов, Д.В. Кан, М.Ф. Трапезникова, Э.К. Яненко, О.Б. Лоран, Ю.Г. Аляев и многих других, тех, которых нет с нами и ныне здравствующих.

На том этапе было сделано очень многое, и это навсегда останется в истории российской урологии. Но пришло другое время — и в российском общественном строе, экономике, политике произошли серьезные изменения. Это, естественно, не обошло стороной и профессиональные сообщества.

Российские профессиональные общества — это срез всего российского общества. И, следовательно, их проблемы не всегда и не во всем являются проблемами самих организаций. Главная причина — отсутствие в полной мере необходимого регламента, определяющего роль гражданского общества в жизни государства

В России, как и в других странах, основной функциональной единицей здравоохранения является врач. Однако до настоящего времени в российском здравоохранении врач в правовом отношении — объект права, а не субъект. А это значит, что сегодня врач, не имея необходимых юридических полномочий, не может нести полную ответственность перед государством. Следовательно, если у врача нет такой ответственности, то у пациента нет необходимых прав.

Для того, чтобы такие права и обязанности появились, должен быть принят соответствующий федеральный закон, регламентирующий врача как субъекта права. В этом случае — это и есть самое главное, для осуществления врачебной деятельности каждый врач должен быть лицензирован. В настоящее время лицензией владеют лечебно-профилактические учреждения (ЛПУ) — больницы, поликлиники, медицинские центры. Но ЛПУ, по своей сути, являются хозяйствующими субъектами, которые обеспечивают медицинских работников, и в первую очередь врача, всеми технологическими возможностями для осуществления их профессиональных полномочий: помещением, отвечающим санитарно-эпидемиологическим и пожарным требованиям; исправным оборудованием, достаточным количеством расходных материалов, медикаментов; бесперебойным подведением коммуникаций (вода, газ, электричество, отопление, связь); регламентом функциональных обязанностей.

Однако ЛПУ не может гарантировать должное исполнение врачом своих обязанностей. Формально врач получает государственный диплом, сертификат, документ об усовершенствовании или специализации в учебных учреждениях, которые в равной мере гарантируют, что врач имеет соответствующий объем знаний и готов их честно применить на практике. Но в регламент юридической ответственности не включена совокупная ответственность за отсутствие достаточного уровня знаний врача, неправильное и недобросовестное их применение на практике. В действительности в России за недолжное выполнение врачебных обязанностей основную ответственность несет лицензированное лечебное учреждение, где работает врач. И лишь потом оценивается деятельность самого специалиста.

Ситуация очень хорошо иллюстрируется следующим примером: «права на вождение автомобиля имеются не у водителя, а у автомобиля, и всю ответственность за ситуацию на дорогах несет не водитель, а автомобиль».

Однако в случае выдачи индивидуальной лицензии специалисту, государству будут необходимы гарантии того, что врач в полной мере способен заниматься профессиональной деятельностью. Кто может в России дать такую гарантию в настоящее время: Министерство здравоохранения и социального развития, учебно-медицинские учреждения, Росздравнадзор, ЛПУ? Все эти органы не могут гарантировать врачебную ответственность в полной мере, так как они по своим функциям не отслеживают всю образовательную и профессиональную деятельность специалиста. Такой регламент по совокупному принципу отсутствует. Согласно существующему международному опыту роль гаранта берут на себя профессиональные медицинские организации, при соответствующем распределении полномочий и взаимодействии с государственными структурами. В этом случае ПОО участвуют в определении степени квалификации специалистов, уровня их подготовки, медицинской этики, в их компетенцию входят рекомендации и составление рецензии в государственные органы, отвечающие за выдачу лицензии врачу.

В настоящее время в России государство сделало первые шаги на пути передачи части своих полномочий профессиональным сообществам. Наметились существенные перемены: простые граждане, общественные организации допущены к управлению государством; в 2007 году появился Федеральный закон Российской Федерации № 315-Ф3 «О саморегулируемых организациях»; в Государственной думе 21 октября 2011 года во 2-м чтении был принят Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», в котором отведена роль и общественным организациям.

Но готовы ли наши ПОО к такой регуляции профессиональной деятельности? В настоящий момент — нет.

Подавляющее большинство ПОО не имеют методологической базы для системного участия всего сообщества в общественном управлении здравоохранением. Функционирование медицинских общественных организаций складывается из законодательно закрепленных положений, которые описаны в Уставе организации, и «обычного права», которое определяет нерегламентированные правила взаимодействия между участниками ПОО. В силу того, что в большинстве российских медицинских ПОО отношения между их членами и внешними структурами (государство, пациенты) недостаточно четко регламентированы внутренним уставом и структурой организации, в этой части преобладает «обычное право». Социально «активные члены» ПОО становятся их бессменными лидерами, берут руководство и подстраивают систему функционирования, в силу ее слабой регламентированности, под себя, т. е. под свои внутренние задачи, не обеспечивая всем членам ПОО равноправного общественного управления специальностью. Если сказать более понятным языком: слабая система регулирования ПОО позволяет более «активным членам» сконцентрировать всю власть в своих руках и реализовывать свои амбиции, а не цели общественной организации.

Для осуществления корпоративных задач необходим механизм, который позволит в равной степени всем членам принимать участие в жизни ПОО. Такой опыт есть. Не надо изобретать велосипед, все это уже давно существует в мире. Многие наши «изобретения», к сожалению, рождаются от недостаточности знаний. Накопленный мировой опыт надо перенимать и по возможности адаптировать к российским условиям.

Но и в нашей стране интересным примером может служить структура общественной организации адвокатской практики.

Исходя из отечественного и мирового опыта, можно предложить следующий механизм реализации поставленных перед ПОО задач. Главными принципами построения врачебной корпорации (общественной организации) должны быть:

  • персональное членство врача в ПОО;
  • ПОО для врача, а не врач для ПОО;
  • члены ПОО — только врачи;
  • структура ПОО в субъекте Российской Федерации должна быть везде одинакова;
  • один врач может занимать только одну должность в ПОО;
  • закрытое голосование при избрании на выборные должности в ПОО;
  • ежегодное переизбрание лидера ПОО (президента), который за 1 год до вступления в должность избирается в качестве «Президент-Электа» и еще на 1 год после окончания полномочий остается на должности «Паст-Президент» для осуществления преемственности;
  • наличие должности генерального секретаря, который избирается на 4 года и может переизбираться до 2 раз;
  • использование современных средств коммуникации для осуществления информационного и интерактивного (с системой обратной связи) взаимодействия.

Для создания ПОО в Российской Федерации из всех юридических форм некоммерческих организаций и общественных объединений возможны лишь 2 формы — это: 1) общество и 2) саморегулируемая общественная организация. Формат ассоциации, говоря российским законодательным языком, не подходит, так как в ассоциацию могут войти только юридические лица. Такой формат не позволит полноценно реализовать систему гарантий при выдаче лицензии членам профессионального сообщества.

Обязательным условием является строгая иерархия в системе ПОО, которая состоит из создания общемедицинского национального общества и включенных в нее узкоспециализированных направлений, например, урологии. Каждая из них должна быть представлена региональными отделениями по количеству субъектов Российской Федерации и центрального представительства ПОО.

Такое возможно лишь при единой структуре общества, которая реализуется через устав, через разработанную систему врачебного самоуправления, систему выборов в органы управления ПОО и при наличии законодательной поддержки со стороны государства.

Несомненно, подобный процесс не может произойти в один день — это большая и сложная работа, которую надо начинать не с Центра, а с субъектов Федерации, поэтапно реализуя намеченные задачи.

Все это возможно лишь при совместной работе с государственными структурами, которые отвечают сегодня за здравоохранение, и постепенном завоевании их доверия.

Только при этих условиях государство может передать часть своих полномочий в организации системы здравоохранения профессиональным сообществам.

Уважаемые коллеги, конечно же, нам предстоит еще очень многое сделать для того, чтобы наши ПОО перестали быть «клубами по интересам» и стали полноправными участниками системы управления здравоохранением России.

2.75
Ваша оценка: Нет Средняя оценка: 2.8 (4 голосов)